Термины йоги на букву С

Термины йоги на букву С

САМАДХИ (Samadhi)

Созерцание. Наиболее широко известно по ощущению того экстаза, когда исчезает сама идея собственной индивидуальности (но не сознание) и возникает единство воспринимающего и воспринимаемого. Это объясняется тем, что в любом понимании чего-либо присутствует единство с природой этого объекта, например, мы имеем понимание природы материального мира, ибо наше тело материально; простое знание о чем-то, без ощущения этого и погружения в это, вряд ли способно обеспечить нас пониманием. Эти же рассуждения применимы к эмоциям и мыслям. К примеру, только посредством собственных мыслей (части нашего существа) мы способны понять мысли и идеи других людей. Эти рассуждения можно продолжить далее, к морали, основе личности, части первичной силы, которой обладают все существа, и к духовности, опыте гармоничных взаимоотношений этих моральных основ. Так как любой объект является единственным в своем роде, он способен приносить уникальное знание и передавать свою силу тому, кто приходит с ним в духовный резонанс, связывается с ним, если можно так сказать, на духовном уровне.

Состояние созерцания внезапно возникает из медитации (см. Дхьяна), когда течение мыслей приходит к своему естественному прекращению благодаря истощению запаса мыслей и идей; однако, состояние концентрации при этом продолжается и сопровождается возникновением интуитивной связи или восприятия.

Таким образом, новый опыт приносит созерцание чего бы то ни было, и Патанджали приводит несколько примеров, например, пример слона как силы — никто не может понять, что такое сила, не испытав ее, но ее более совершенное понимание может быть достигнуто при вхождении в самый дух слона. Каждый мельчайший объект Природы делится своим секретом с человеком, пребывающим в состоянии созерцания. При виде прекрасного заката солнца или горной гряды в обычной душе возникает ощущение экстаза, ибо обычная душа требует для этого особого события, внешнего толчка, но даже мельчайший объект вызывает экстатическую радость у человека во время созерцания.

Созерцания нельзя достигнуть ни усилием воли, ни сильным желанием этого ощущения. Оно приходит и развивается только с опытом.

Это состояние отлично от сна. Его можно было бы назвать трансом, но только в том смысле, что человек получает доступ к чему-либо, и это увлекает его прочь от внимания к остальным объектам; на самом деле созерцание есть предельная осознанность, или совершенное бодрствование. Оно может направляться к объективным явлениям внешнего мира, к субъективным явлениям разума, и, наконец, к самому Я.

Созерцание может быть двух видов (см. также Две Формы Самадхи): познавательное (сампраджнята) и непознавательное (асампраджнята). Познавательное созерцание обладает объектом в виде мысли, ощущения или намерения. Оно сопровождается формами (1) проверки, наблюдения и вопросов, обращенных к объекту (витарка); (2) размышления и исследования его природы (вичара); (3) радости (ананда), испытываемой при достижении каких-либо успехов в поисках причин и природы явлений, то есть при обнаружении гармонии явлений, осознанной средствами, описанными выше, и вследствие (4) ощущения собственного совершенствования, или чувством силы (асмита). Любое внимание, направленное на вещи, имеет своей основной целью совершенствование собственного сознания, поэтому обычно сопровождается и завершается ошибкой восприятия собственной индивидуальности, вторым из источников несчастий, или клеша (см.).

Когда целью созерцания является накопление более полного, более точного или более единого знания о чем-либо, на чем человек фокусируется, или получение нового знания об этом объекте, в нем всдгда оказывается скрытым оттенок желания усовершенствования сознания, которое называется чувством силы, или власти. Определенные свойства объекта не позволяют отвлекаться от него, ибо являются привлекательными, приносят удовольствие и пробуждают стремление к обладанию им. Объект используется для достижения внутреннего состояния разума, и человек является до такой степени хозяином ситуации, что может добиться завершенности в своей практике созерцания, которой предшествуют концентрация и медитация. Само слово «самадхи» (созерцание) подразумевает завершенность и полноту, так как означает в своей основе согласие — координацию полного знания об объекте, содержащегося в разуме, в котором нет ничего упущенного, ничего неясного, и никаких внутренних противоречий. После достижения концентрации и медитации, когда все мысли уже расставлены на свои места и вписаны в единую картину, внимание развивается до своего высшего завершения вдоль одной линии течения мысли, хотя это уже не линия, но, скорее, сфера мысли, поддерживаемая человеком в состоянии ожидания, бодрствования, осознанности, или бдительности — состоянии, полностью противоположном засыпанию. Именно в этом состоянии возникает нечто новое, усовершенствование сознания, которое станет зерном (см. Сабиджа) новой заинтересованности, и она, в свою очередь, приведет к новым вопросам по отношению к объекту, и, возможно, к новым свойствам практики концентрации, медитации и созерцания в будущем. Таково познавательное созерцание, объект которой может быть знакомым или просто чем-то, о чем человек слышал или читал. Для ума индусов последнее означает нечто, о чем говорится в священных писаниях, обычно описание чего-то, относящегося к предвкушаемому Божественному.

Непознавательное созерцание (асампраджнята самадхи), однако, зависит от высшей формы отстраненности (паравайрагья). В этом случае человека не интересуют те объекты, которые обеспечивают (1) стабильность, продолжительность и комфорт, или (2) активность, изменение и деятельность, или (3) гармонию, мир и покой как плоды мастерства созерцания. Разум человека является настолько зрелым, что он становится обителью интуиции, интуитивного понимания подлинной сути человека (пуруша, см.). Это не объект мышления, не мысль, но непосредственное восприятие, которое не подразумевает управления (см. ниродха) мыслями низшего разума, обращенного наружу, но избавление от желание совершенствования, так как даже оно субъективно является объективным. В западной терминологии, это момент рождения духа, не связанного радостями души. Для достижения этого не существует начальных точек опоры; этого возможно достичь, воспользовавшись рукой помощи его подлинного Я, которое познается пониманием, не связанным со знанием в терминах субъекта и объекта, присущего разуму, или душе. Все, что остается в разуме после такого созерцания, есть его собственный шаблон состояния (см.), наклонность, настроение, или привычка (санскара, см.), которая облегчает и помогает этому процессу в будущей практике созерцания. См. также Препятствия Созерцания.
САМАТВА (Samatwa)

Уравновешенность разума. В «Бхагавад-Гите» говорится: «Саматва называется йогой.» Это соответствует учению о том, что мудрый человек с одинаково ровным настроением воспринимает все разнообразие оыпыта, который ему приносит карма. Это предполагает полное отсутствие любых враждебных или недовольных ощущений и состояние разума, при котором человек способен увидеть доброе и полезное во всем и обрести лучшее, что возможно извлечь из любого опыт. Конечно, это дополняется спокойствием разума, необходимым в йоге.
САНКХЬЯ (The Sankhya Philosophy)

Одна из шести известных философских систем Индии, включающая классифицированное описание 25 составляющих, принципов, или истин (таттва) нашего мира восприятия, истинным знанием которых человек способен достичь Освобождения (см.). Эта философия особо примечательна в связи с раджа-йогой, описываемой Патанджали, терминология которой в большой степени базируется на понятиях санкхьи. Слово «санкхьи» означает перечисление и классификацию, поэтому эта система считается научной, и представляется в этом виде начальной частью учения Шри Кришны в «Бхагавад-Гите», в которой он объясняет отношения между телом и душой и говорит о своих описаниях как о «согласных с санкхьей», только после этого дополняя их своим собственным учением (Глава II, стих 39 и далее).

В двадцать пять категорий, таттва (см.), входят две основных — дух (пуруша) и материя (пракрити), последняя из которых далее подразделяется на (3) интеллект (махат, или буддхи); (4) индивидуальность, или персональность (аханкара); (5) разум как координатор и логический интерпретатор чувственного опыта; (6-10) пять органов восприятия (джнянендрийя); (11-15) пять органов действия (кармендрийя); (16-20) пять грубых элементов (эфир, воздух, огонь, вода и земля); (21-25) пять тонких чувств
САННЬЯСА (Sannyasa)

Отречение от обладания материальными ценностями и деятельности. Санньяси называется тот, кто отвергает плоды действий или действует вне желаний; при этом, однако, осторожно объясняется, что он должен действовать в соответствии с другим мотивом, а именно, согласно мудрости, с тем чтобы его деяния полностью входили в сферы даны (свободного даяния), яджны (жертования, то есть действия во благо других) и тапаса (сохранения правильного состояния собственного тела, речи и мышления).
САНСКАРА (Sanskara)

Санскара представляет собой привычку, или влияние прошлого на настоящее, проявляющееся как рефлекс, автоматизм, а также шаблон состояния (см.). Она рассматривается как психический центр части всеобщей инерции, который функционирует как основной инстинкт, управляющий телом, или склонность, управляющая потоком мыслей в данный момент.

Когда воля это допускает, в низшем уме (читта) происходит перемена к состоянию расслабленности, в котором в нем свободно, «от центра» (ассоциативно сменяя друг друга) текут мысли, либо когда воля того требует, низший ум переходит в управляемое состояние, течению мыслей «к центру» (к выбранному предмету), что называется концентрацией (дхарана, см.). Такое состояние является привычкой; другими словами, воля устанавливает склонность разума к контролированию (ниродха). Человек, познавший ощущения при концентрации, способен вновь устанавливать это состояние, или привычку, благодаря своим «воспоминаниям», или «возвращению» этих ощущений, и затем это состояние остается в силе без специального внимания, ему уделяемого (ибо оно стало привычным) в течение определенного периода времени. Таким образом, человек может обладать либо привычкой концентрации, либо склонностью к распылению внимания. Общим, обычным состоянием разума является разрешение свободного ассоциативного течения мыслей (дрейфа, распыления), но йога предусматривает практику концентрации, что устанавливает новую санскару, обращающую течение мыслей к центру. В ней каждое мгновение внимание возвращается и оживляет один и тот же объект. Когда исчезающие и возникающие друг за другом образы становятся схожими, наступает сфокусированное состояние разума. Привычная склонность превращает этот процесс в спокойное течение концентрации, которое вскоре начинает происходить без усилий внимания и становится основой медитации (см. Дхьяна) и созерцания (см. Самадхи), то есть полной саньямы (см.).

Все объекты мира, включая органы восприятия человека, обладают своими собственными привычками благодаря их санскарам.
САТТВА (Sattwa)

Упорядоченность, порядок; качество, или сила Природы (гуна, см.), заставляющая предметы сохранять их взаимные отношения и реакции после того, как они установлены. Означает также закон природы, порядок в ней. То же понятие используется иногда применительно к разуму, так как его деятельность направлена на установление порядка в природе, как например, при изготовлении часов, в которых разные части механизма пребывают в согласованных отношениях, или при развитии физических тел человека и животных. В человеке этот порядок проявляется в незаметных и согласованных функциях дыхания, кровообращения, пищеварения — непрерывных обыденных процессах, хорошо скоординированных и помогающих друг другу. Более широким примером может быть явление наследственности.
СИДДХИ (Siddhis)

Представляют собой набор из восьми оккультных сил — достижений, совершенств, или приобретений, — сил разума, проявляющихся в отношении мира. Патанджали не рекомендует йогу намеренно преследовать эти силы; в противоположность, интерес к ним рассматривается как отклонение от высших целей, на которые должен ориентироваться йог, и как несомненное препятствие на пути к самадхи (созерцанию, см.). Эти силы естественным образом вырабатываются, когда йог достигает определенных уровней в движении к своей основной цели, и адепт способен тогда использовать их при необходимости.

Конкретно, эти силы включают способности по собственной воле становиться очень маленьким (анима), большим (махима), легким (лагхима) или тяжелым (гарима); добираться и дотягиваться до любого предмета (прапти); удовлетворять любое желание (пракамья); обладать и контролировать все, что угодно (ишатва); и власть направления любых событий в нужном направлении (вашитва). Последняя способность является наиболее важной, поскольку все, с чем приходится иметь дело, пребывает в области личности, и будучи хозяином всех процессов в этой области, йог или адепт может не сомневаться в своей неподверженности внешним воздействиям и обладании только внутреннего источника побуждений. Свойства, подобные уменьшению и увеличению, связаны с относительностью и способностью изменять свои собственные пропорции так, чтобы видеть и оперировать большим и малым, вплоть до бескрайних пространств мельчайшего, атомного, и величайшего, астрономического уровня.

Хотя Патанджади описывает сиддхи как благоприобретения саньямы и предоставляет множество соответствующих указаний, он упоминает, что психические силы (необязательно входящие в перечисленные восемь) могут быть выработаны, начиная с рожденья, посредством наркотических веществ, заклинаний (мантр), или аскетизма (тапас). Здесь понятие тапас имеет гораздо более строгий характер, чем тапас, являющийся частью йоги в повседневной жизни, начальной йоги, входящий в пять обрядов ниямы (см.). Без практики восьми аспектов йоги (анга, см.), однако, любая психическая сила, хотя и может быть достигнута, будет функционировать только на низших уровнях. Например, в отсутствие отказа от желаний причинить вред, лгать, воровать, быть чувственным или алчным, требуемого первым аспектом (яма, см.) йоги, психические силы способны вовлечь человека в практики черной магии. Что касается крайнего аскетизма, он способен значительно утончить характер физического тела, но это еще не подразумевает развития разума.
СМЕРТЬ (Death)

С мистической точки зрения, смертью является наше телесное условие воплощенной жизни, ибо оно в огромной степени омрачает и погребает подлинную суть человека. Он пребывает в тесных рамках ограничений, хотя с другой точки зрения, благодаря им он один за другим получает множество полезных уроков. Даже смерть тела идет ему на пользу, ибо позволяет душе войти в новый и иной урок следующего воплощения. Таким образом развивающееся существо постепенно восполняет недостатки своих способностей. Йога представляет собой изучение этих уроков и осознанное, волевое заполнение этих пробелов силы, в противоположность пассивному восприятию медленному процессу обучения, обеспечиваемого Природой.
СНОВИДЕНИЕ (Dream)

Это очень широкая тема, но она занимает немного места в практике йогов, ибо сновидения представляют собой в большинстве случаев автоматическую работу низшего ума и тела эмоций (или набора привычек), тогда как рассудочное свойство позитивного, или высшего разума при этом пребывает в неопределенном, неактивном состоянии. В целом, сновидения оказывают целительное воздействие на разум, пребывающий в свободном течении мыслей; фантастичность сновидений позволяет непоследовательным и несогласованным эмоциям прийти в относительное равновесие. Сновидения подобны шторму, неукротимым силам природы, которые, жестоко бушуя, пытаются достичь насильственного равновесия, покоя, хотя сами по себе они не являются жестокими и насильственными.

В сновидения человека могут входить также мысли других людей, а также идеи, нанесенные и оставшиеся привязанными к предметам ближайшей обстановки, например, находящихся в комнате спящего. Сновидения могут, кроме того, обеспечить определенный опыт, получаемый во время «путешествий в астрал» во время сна; многие люди вполне осознанно осуществляют их, хотя обычно не помнят об этом в бодрствующем состоянии. Известно и записано довольно много подобных случаев, когда в сновидении человек встречается и беседует с другими людьми и видит множество удивительных вещей. Решение проблем и открытия, совершенные во сне, осуществляются не пассивностью подсознательного умом, но действиями, происшедших в описанных выше условиях. Эти путешествия, или проекции в астрал не должны, однако, занимать все время сна человека, ибо умственный и эмоциональный аппарат нуждаются в расслаблении, во время которого они достигают внутренней координации. Помимо прочего, ментальной триаде, по крайней мере, разуму (манасу) необходимо время на размышления наедине с самим собой.
СОЗНАНИЕ (Consiousness)

Нечто внутри нас, или скорее, то, чем мы действительно являемся, то, что осознает и разум, и тело. Мы осознаем наше тело и на самом деле способны чувствовать и видеть его предельно четко и ясно. Также, мы осознаем свой разум и его деятельность. Таким образом, наше сознание нельзя путать ни с разумом, ни с телом. В действительности, сознание есть просто знание, которое не подразумевает и не требует чего-то или кого-то, кто знает. Мы осознаем разум и тело, не сами по себе тело и ум являются бессознательными.
СТИХИИ (Elements)

Пять великих материальных элементов или состояний материи, махабхуты (см.): эфир, воздух, огонь, вода и земля. Но те элементы, которые известны нам, являются по грубому и видимому миру, не являются чистыми состояниями этих пяти стихий, но их комбинациями, панчикаранами, которые описываются следующим образом:

Грубая земля состоит из 50% чистой земли и 12.5% каждого из остальных четырех элементов.

Грубая вода состоит из 50% чистой воды и 12.5% каждого из остальных четырех элементов.

Грубый огонь состоит из 50% чистого огня и 12.5% каждого из остальных четырех элементов.

Грубый воздух состоит из 50% чистого воздуха и 12.5% каждого из остальных четырех элементов.

Грубый эфир состоит из 50% чистого эфира и 12.5% каждого из остальных четырех элементов.
СУКХА-ДУХКХА (Sukha-Duhkha)

«Удовольствие и страдание». В начале своего развития человек вял (пребывает во власти тамаса) и даже не заботится о заблаговременном поиске пищи до тех пор, пока его не начинает подталкивать к этому страдание от голода. Затем он открывает для себя удовольствие процесса питания и другие наслаждения, и с этого момента становится очень энергичным и даже беспокойным (переходит во власть раджаса) в преследовании удовольствий, так что в результате пресыщается ими. Это вновь приносит страдания, благодаря которым он становится разумным и учится управлять своими действиями и желаниями и приводить их в надлежащую упорядоченность (саттва), в соответствии с умеренностью и гармонией, требуемыми законами Природы.